Семья, дети
22.12.2019
58

Правозащитник из Испании: насилием стал запрет ребенку на смену пола

Автор: Николай Дятлов / Принятие закона о Семейно-бытовом насилии (СБН) в Испании привело к тому, что насилием стало всё что угодно, даже запрет ребенку сменить пол, заявила правозащитница из Испании Вера Родионова 20 декабря, выступая на круглом столе в Красноярске по обсуждению законопроекта о СБН в России.

Правозащитница, посетившая обсуждение законопроекта в Красноярске, рассказала об опыте европейских стран, которые приняли подобные законы около 20 лет назад. «Конкретно закон о семейно-бытовом насилии был принят в 2003 году, и после этого, через год, в 2004 году был принят закон о гендерном насилии. И с тех пор уже можно проанализировать, какие результаты и что там произошло за это время», — рассказала Родионова.

«К чему это приводит? К тому, что насилием становится всё что угодно. Например запретить ребенку сменить пол — это насилие. <...> Девочка 8 лет выступила в парламенте одной из провинций Испании, которая в 4 года обнаружила в себе транссексуала и в 8 лет она благодарит парламент за то, что они ведут ее дорогой счастья, к смене пола. Детям начинают вводить гормоны до половой зрелости. Это практически добровольная стерилизация», — рассказала она собравшимся.

По словам правозащитницы, сначала был принят закон о СБН и «после этого, через год, был принят закон о гендерном насилии, в 2004 году». В результате «родители не могут ничего сказать, потому что это насилие. Идет такая сильная пропаганда в СМИ и в школах, и везде, что родители уже боятся что-то сказать». «Это просто небезопасно сказать», — добавила она.

По поводу ситуации в России Родионова рассказала: «Сейчас я смотрю за российскими СМИ, и у меня ощущение, что это такое дежавю. Потому что я это видела 15–20 лет назад в Испании. То же самое видели мои товарищи в Германии. Всё одно и тоже. Начинается вдруг очень агрессивная кампания, с эмоциональным контентом, ужасными сценами насилия, ужасные какие-то случаи. Единичные случаи. И общество приводится в такое состояние, что оно теряет способность рационально мыслить. И под это дело принимаются законы».

При этом она отметила, что, согласно проведенного ею исследования, «статистика этих стран показывает, что нет никакого снижения уровня насилия в этих странах. Ни в одной стране. Ни в Испании, ни в Германии, ни во Франции. Цифры за 20 лет абсолютно одинаковые».

Она рассказала, что сразу после принятия закона, суды оказались завалены заявлениями, «причем часть из них были ложными». При этом, «если реальная жертва и она стоит в очереди», это приводит к тому, что реальные жертвы насилия просто погибают. «По статистике, после принятия этого закона число жертв даже повысилось», — отметила жительница Испании.

Далее, по словам правозащитницы, «произошел коллапс системы, когда она не могла рассматривать столько заявлений», а поскольку «никакого эффекта нет, но зато количество заявлений растет», то далее они «приняли специальные гендерные суды. Они рассматривают эти вещи по идеологическому принципу. Многие правозащитники и юристы на западе говорят, что этот закон, по сути, отменяет презумпцию невиновности».

Правозащитники запада, сказала Родионова, отмечают, что это «отменяет нормы и принципы, на которых существовали основы правовой системы, правового государства. А для чего вообще приняты эти законы? Работают ли они против насилия или против чего-то другого?»

«За этим стоит идеология радикального феминизма. Они вмешиваются в семьи, разбивают семьи, делают доносы. За 15 лет количество феминисток, которые радикально настроены, выросло. Их стало огромное количество, и они все кричат — „нас убивают“. А Испания — это страна, в которой самый низкий уровень насилия в Европе», — завершила она свое выступление.

Напомним, осенью 2019 года началась бурная дискуссия по поводу попытки принятия закона о семейно-бытовом насилии (СБН). 20 ноября в Госдуме прошло обсуждение закона с общественниками, организованное инициаторами его принятия. Однако сам законопроект был ими опубликован лишь 29 ноября.

Попытка принять закон сопровождалась уличными акциями в его поддержку феминистических организаций России, а также групп ЛГБТ. Правозащитники России и гражданские организации вынуждены были выступить против закона также на уличных акциях.